НесвободнаЯ

Когда я размышляю о несвободе, как о внутренней конструкции человека, я представляю ее как карточный домик, который держится на чувстве вины, ответственности, правилах и нормах (так званых интроэктах). Работая с клиентами, которые приходят с темами отношений, я спрашиваю у них разрешают ли они себе: уходить? Не отвечать на телефон? Говорить «нет, я не хочу», «мне это не интересно», «мне это не подходит», «со мною так нельзя».

Внутренне несвободные люди часто дают очень много свободы другому, в надежде что другой разрешит им тоже делать то, что они хотят. Поиск одобрения и разрешения другими чего-то для себя лишает одновременно и ответственности. Такая растерянность и не доверие к своим желаниям и нуждам, может формулироваться в детстве у детей, чьи родители были или сильно опекающими и контролирующими, или эмоционально холодными и критикующими.

pic
Тема несвободы хорошо заметна в отношениях, но начинается с вопросов индивидуальных. Исследовать свою внутреннюю несвободу это задача, которая помогает выстраивать отношения с другими, в которых формируются четкие рамки и границы, и ясное понимание ответственности своей и другого.

Когда присутствовало много запретов на проявление своих чувств (нельзя громко смеяться, нельзя вечером дурачится, нельзя плакать в магазине, нет, ты не устала, пока не доешь суп со стола не встанешь и прочее). Такие послания встраиваются в личность ребенка, дают ему установки, о том что-то что он чувствует неправильно, что это ему кажется, что все не так как он видит, что есть нужно потому что еда в тарелке еще не закончилась, а чувство насыщения во внимание можно не брать.

От этого, вырастая, у человека внутри много запретов и недоверия к своим ощущениям. Карта того, что ему можно, а что нельзя на самом деле запутана или потеряна. Опор на себя нету, есть выстроенные опоры карточного домика другими, «добрыми людьми».

Когда такие клиенты приходят в терапию, они обычно очень растеряны. Они могут ловить каждое слово психолога, искать эти опоры в нем. Они могут очень много рассказывать о других, важных для них людях. О том, как они вкладывают себя до последнего в эти отношения, о том, как они стараются делать все возможное для другого, о том, как помогаю другим и справляются сами.

small-img

Эти люди не попросят помощи, они даже не подумают, что имеют право ее попросить. И со временем у них начнут появляться вопросы о себе, о своих желаниях, потребностях. Они понемногу будут разбирать это карточный домик, сталкиваясь со своей виной, ответственность, стыдом, где-то горюя, а где-то испытывая злость, они сами, поначалу с большим опасением и растерянностью, будут выстраивать свои фигуры внутри, может что-то выбрасывать (да, выбросить там придется многое) и добавляя что-то новое.

Они могут вдруг вспомнить, что когда-то очень любили рисовать, взглянуть на свою жизнь и обнаружить, что относительно неплохо и стабильно зарабатывая, живут в своей квартире уже 2 года, и все это время спят на полу в спальнике, имея только одну раковину в квартире и нависшие над ними горы строительного мусора.

Обнаружить вдруг, что уже очень давно хочется комфорта, что он очень важен, что ресурсы его обустроить есть, а внутреннего разрешения это сделать нету (так как другой живущий рядом всем доволен, его все устраивает, как родитель, который говорит тебе это не надо, ты этого не хочешь). А внутри уже зарождается сомнение, и что-то теплое, и внутренние грузчики уже часть стройматериалов вывезли с твоей души.

small-img